Странник (shabdua) wrote,
Странник
shabdua

Царь Николай II не отрекался 3-4

Такова реакция иерархов на происшедшие трагические события. Они оказались в сложном положении. Царь был жив, находился под арестом. Временное правительство претендовало занять место Помазанника. Претендовало вразрез с мнением Церкви. Синоду нужно было анафематствовать Временное правительство, решившее взять на себя управление церковной жизнью. Иерархи были в правовом отношении беззащитны перед формами демократического устройства. Среди подписавших это обращение были те, кого Церковь прославит в лике святых: митрополит Киевский Владимир (Богоявленский), Сергий, архиепископ Финляндский, Тихон, архиепископ Литовский и другие. Это были члены Синода, назначенные еще Царём. Что надо было им делать? Протоиерей Георгий Митрофанов, конспекты лекций которого использованы при написании этих строк, утверждает: «Конечно, исполнить волю Того Государя, Который их назначил быть членами Синода». То есть исполнить волю Того, Кому они, преемники апостолов, дали присягу. Того, Кто был Помазанником Божиим.

И вот начались заседания Поместного собора. В это время во Временном правительстве все его члены, кроме Карташева и генерала Верховского, военного министра, входили в масонские ложи, которые представляли собой уже не религиозные закрытые общества, а политические организации, которые финансировались из-за рубежа, хотя человеческий материал был схож. Один Аарон Керенский чего стоит!

Масоны передали власть большевикам, которые погубили Царскую Семью.
О. Георгий Митрофанов пишет: «Когда информация о расстреле Царской Семьи появилась в Москве, то Соборный Совет, который в межсессионный период на Соборе продолжал работать, этот вопрос обсудил, и патриарх на протоколе совещания Соборного Совета наложил резолюцию: "Благословляю архипастырей и пастырей молиться о сем на местах," - то есть, служить нарочитые заупокойные службы о убиенном императоре Николае II». И ведь во многих епархиях и приходах служились панихиды именно об убиенном Царе и Императоре…

В газете «Аргументы и факты» № 45 за 2009 года была напечатана статья М. Поздняковой «Николай II не отрекался», в которой автор статьи приходит к сенсационному выводу о том, что отречения Монарха в действительности не было: телеграмма, которую называют почему-то «Манифестом» была написана Рузским и Родзянко. Царь ее даже не видел. Подпись Царя была подделана, что подтверждают эксперты. Оригинала «Манифеста об отречении» никто не видел до 1928 года, когда он был обнаружен в архиве Академии наук в Ленинграде. Этот документ представляет собой несколько бланков для телеграмм, на которых напечатан текст «Манифеста». Были обнаружены и другие два экземпляра «Манифеста». «Подпись» Царя сделана карандашом. При этом на документах отсутствуют титул Царя и личная печать Монарха. Бумаги не завизированы Правительствующим Сенатом, без чего никакой акт не имел юридической силы. На «Манифесте» присутствует и «подпись» министра императорского двора графа Фридерикса. Но и она исполнена карандашом и обведена пером. Все «подписи» Царя скопированы на стекле с подсветкой снизу, поэтому при наложении они совершенно идентичны, чего не бывает в действительности: все росчерки и завитки подписей одного лица не могут повторяться, они всегда разные. При допросе следственной комиссией Временного правительства граф заявил, что он не был рядом с Царем в то время, когда этот документ составлялся и подписывался. По опубликованным воспоминаниям тех, кто участвовал в заговоре, Царь ушел в дальний угол вагона (!), чтобы напечатать на бланках телеграмм «Манифест».

Заговорщики полагали, что им поверят: другой бумаги-де не было, так как шла война. Всё, понимаете, делалось в полевых условиях. Даже машинистки не было. Царь Сам напечатает…

Как противоречат заявлению графа «воспоминания» «генерала» Рузского: ''В штабе мне подали телеграмму за подписью Гучкова и Шульгина с извещением, что они в три часа тридцать пять минут выехали в Псков. Получив эту телеграмму, я воздержался от опубликования ''Манифеста об отречении...'' В момент приезда комиссаров я находился в своем вагоне... Когда я вошел в вагон к Царю, А. И. Гучков докладывал Ему подробно о последних событиях. Особенно сильное впечатление на Николая Второго произвел переход Его личного Конвоя на сторону восставших войск. Этот факт Его настолько поразил, что Он дальнейший доклад Гучкова слушал уже невнимательно. На вопрос Царя, что Ему делать, Гучков тоном, не допускавшим двух решений, заявил: ''Вам нужно отречься от Престола''. Царь спокойно выслушал это заявление комиссара исполнительного комитета. После долгой паузы Он ответил: ''Хорошо, Я уже подписал Акт об отречении в пользу Моего Сына, но теперь Я пришел к заключению, что Сын Мой не отличается крепким здоровьем, и Я не желаю с ним расстаться, поэтому Я решил уступить Престол Михаилу Александровичу''. Комиссары не возражали. Царь вышел с Фредериксом в соседний вагон, составил новый текст отречения и вернулся в вагон, в котором находились комиссары. В течение десяти минут царило тягостное молчание. Наконец, явился Фредерикс с напечатанным на машинке актом отречения, который Царь тут же и подписал''. И ведь подобной лжи враги России наплодили на несколько библиотек!

Вот этот текст «отречения»:

''Ставка. Начальнику Штаба.
В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа, все будущее дорогого нашего Отечества требуют доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы и уже близок час, когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решительные дни в жизни России почли МЫ долгом совести облегчить народу НАШЕМУ тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы, и, в согласии с Государственною думою, признали МЫ за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с СЕБЯ Верховную Власть. Не желая расстаться с любимым Сыном Нашим, МЫ передаем наследие НАШЕ Брату НАШЕМУ Великому Князю МИХАИЛУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ и благословляем Его на вступление на Престол Государства Российского. Заповедуем Брату НАШЕМУ править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед Ним, повиновением Царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь Ему, вместе с представителями народа, вывести Государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России. г. Псков, 2-е марта 15 час. мин. 1917 г. Николай''

.
Фрейлина Царицы Анна Вырубова в своих воспоминаниях писала, что Царь по прибытии – уже под стражей - в Александровский дворец, сказал ей, что события во Пскове так потрясли Его, что все эти дни Он не мог вести Свой дневник (См.: Танеева (Вырубова) А.А. Страницы моей жизни. - М.: Благо, 2000, стр. 157-163). Дневник за май 1915 г. повторяет камер-фурьерский журнал за май того же года почти полностью. Упоминания о том, с кем Царь обедал, кого принимал взяты из журнала. Текстуальный анализ этих двух документов показывает, что с текст с журнала, ничтоже сумняшеся, переписывали в тетрадку "дневника"… Исходя из этого, становится понятно, что большевики внесли подделки и в дневник Государя. Видимо, 5 – 6 последних тетрадей дневника Царя, состоящего из 50 отдельных тетрадей, - подделка. Быть может, подделан и весь дневник… Т. е. о том, что происходило, судя по тетрадям «дневника», в 1915 – 18 гг., надо читать с большим недоверием.

В ГАРФ обнаружен черновик обращения Царя Николая II к войскам, существование которого доказывает, что «прощальный Приказ по Арміи» Царя, предписывающий войскам повиноваться Временному правительству, – грубая подделка. «Приказ» сочинен штабными офицерами Ставки путем редактирования неоконченного обращения Государя к войскам, написанного им собственноручно, а затем попавшего в липкие и проворные ручки Алексеева, которого язык не поворачивается назвать генералом.

В обращении Царь писал:
«Въ послѣдній разъ обращаюсь къ вамъ, горячо любимыя войска. Въ продолженіи двухъ съ половиною лѣтъ несете вы ежечасно тяжелую боевую службу... Къ вамъ, горячо любимыя мною войска, обращаюсь съ настоятельнымъ призывомъ отстоять нашу родную землю отъ злого противника. Россія связана со своими доблестными союзниками однимъ общимъ стремленіемъ къ побѣдѣ.
Нынѣшняя небывалая война должна быть доведена до полнаго пораженія враговъ. Кто думаетъ теперь о мирѣ и желаетъ его тотъ измѣнникъ своего Отечества, предатель его. Знаю, что каждый истинный воинъ такъ понимаетъ и такъ мыслитъ. Исполняйте вашъ долгъ, какъ до сихъ поръ. Защищайте нашу великую Россію изъ всѣхъ силъ. Слушайте вашихъ начальниковъ. Всякое ослабленіе порядка (дисциплины) службы только на руку врагу. Твердо вѣрю, что не угасла въ вашихъ сердцахъ безпредѣльная любовь къ нашей Родинѣ. Да благословитъ васъ Господь Богъ на дальнѣйшіе подвиги, и да ведетъ васъ отъ побѣды къ побѣдѣ Св. Великомуч. и Побѣдоносецъ Георгій
» (ГАРФ. Ф. 601, Оп. 1, Д. 2415. Л. 80 – 80 об. Обнаружен д.и.н. Бабкиным М. И.).

Как мы видим, здесь и речи нет об отречении. Видно, что получив неоконченный черновик Государя с обращением к войскам, Алексеев, не обладая большой фантазией, использовал его как основу для создания «прощального Приказа», призывающего от имени Императора повиноваться Временному правительству как законной власти. Надо было добавить лишь несколько предложений, что штабные офицеры легко могли сделать. В начало «черновика» «Приказа» были добавлены слова: «В последний раз обращаюсь к вам, горячо любимые Мною войска. После отречения Моего за Себя и за Сына Моего от Престола Российского, власть передана Временному правительству, по почину Государственной думы возникшему. Да поможет ему Бог и вам, доблестные войска, отстоять нашу Родину от злого врага…» Но ведь 25 февраля 1917 года император Николай II подписал указ о прекращении занятий Думы до апреля того же года, Временный Комитет Думой не являлся! Царь не мог написать этих строк!

Хозяева Алексеева так и не дали ему довести этот «приказ» до сведения войск, видя, что он излишен. Однако «приказ» разошелся по свету… Историки уверовали в его подлинность… Не вызывает сомнения и тот факт, что этот же черновик стал основой для следующей фальшивки – «Манифеста об отречении», созданного, правда, раньше, чем «прощальный Приказ о повиновении Временному правительству». Итак, всё, что связано с фе-вральскими событиями 1917 года, несомненно связано с ложью и предательством. «Манифест об отречении», «прощальный Приказ», как и «дневник» Государя, – фальшивки. Царь не отрекался от Престола.

После создания «Манифеста» Государя лишили свободы и не допускали к нему представителей прессы и народа. Заговорщики испугались, что Царь опровергнет ложь масонов. Больше года никто не захотел помочь Тому, Кому все присягали на верность. Некоторые представители духовенства плакали от радости от того, что будут жить без Царя, и провозглашали: «Многая лета – Временному правительству», не задумываясь об абсурдности возгласа. С молчаливого согласия значительной части народа-Богоносца Царь с Семьей был казнен. Имела ли эта статья какой-либо резонанс? Ведь сведения, которые в ней были представлены, - сенсационны. Имеем ли мы отношение к этим, казалось бы, далеким событиям?

Сегодня особенно остро чувствуешь: то, что происходит в каком-нибудь Каинске или Симферополе, происходит и с нами. Мы все живем в едином пространстве России – Великороссии, Малороссии, Белоруссии. То же самое - с другой координатой, - со временем и, в целом, с историей. В Церкви нас - живых и ушедших, но живых в Боге, - связывает взаимная любовь, мы единое Тело Христово. Неужели Православная Церковь, какой она была в XX веке, стала разительно отличаться от той, какой она стала в веке XXI? Неужели это две разных Церкви? Или кто-то считает, что стало уже два Христа?

Судьба России и мира корнями связана с центральным событием XX века - убиением Русского Царя и Его Семьи. Не будь Февральской революции - не было б Гражданской войны, расчленения России в 1991 году. «Если бы Россия в 1917 году осталась организованным государством, все дунайские страны были бы ныне лишь русскими губерниями», - сказал в 1934 году канцлер Венгрии граф Иштван Бетлен. – «Не только Прага, но и Будапешт и София выполняли бы волю русских Властителей. В Константинополе на Босфоре и в Катарро на Адриатике развевались бы русские военные флаги. Но Россия в результате революции потеряла войну и с нею целый ряд областей…»

«Русская революция спасла нас от гибели», - признался в своих воспоминаниях Людендорф.

Отсутствие монархической власти в России грозит ей неисчислимыми бедами. В начале XVII века, чтобы спасти Россию от гибели, преодолеть Смуту, наши предки со всех концов России собрались в Москве, только что освобожденной от захватчиков, и подписали Грамоту Московского Поместного Собора 21 февраля 1613 года. Выражая соборную волю России, они дали обет за себя и за потомков верно служить Царю Михаилу Феодоровичу Романову – новому родоначальнику Правителей России - и Его потомкам, - из рода в род. Чтобы уберечь потомков от желания повторить смуту, дали клятву: «И кто же пойдет против сего соборного постановления... да проклянется таковой в сем веке и будущем отлучен бо он будет от Святыя Троицы, не буди на нем благословения от ныне и до века».

Наши предки убедились на горьком опыте, что в государстве Российском может быть мир и порядок только при самодержавной власти Помазанника Божьего, которому служат Его подданные. При игнорировании этого Богоустановления начинаются междоусобицы и братоубийственные войны. Но после Февраля 1917 года Россия, израненная, стоящая на коленях, не погибла. Почему? Царь Николай II говорил в те роковые дни перед Февралем: «Быть может, необходима искупительная жертва для спасения России, я буду этой жертвой, да свершится воля Божия!» Царь Николай II знал свою жертвенную судьбу из предсказания монаха Авеля и послания Преподобного Серафима Саровского.


III


Лишение Царя власти не имеет никакой силы. "Покидал трон" и грозный Царь Иван, переезжая в Александровскую слободу. Ужели Он предал народ и переставал быть Царем на это время? - Нет, ибо все знали, как знают и сейчас, что Таинство Миропомазания совершается Богом и обратной силы не имеет, а мне не нужно даже приводить цитаты из Священного Писания. Неужели никто не учился в средней школе и не знает об "уходе" Царя из рода Рареков (Соколов)?

В начале зимы 1564 года Иван Васильевич покинул Москву в сопровождении верных Ему ближних бояр, дворян и приказных людей «выбором изо всех городов» с женами и детьми. «Третьего декабря рано явилось на Кремлевской площади множество саней, — рассказывает Карамзин. — В них сносили из дворца золото и серебро, святые иконы, кресты... Духовенство, бояре ждали Государя в церкви Успения: Он пришел и велел митрополиту служить обедню: молился с усердием, принял благословение... милостиво дал целовать руку Свою боярам, чиновникам, купцам: сел в сани с Царицею, с двумя сыновьями...» — и уехал из Москвы.

Поездив по окрестным монастырям, побывав у Троицы, Царь к Рождеству остановился в Александровской слободе, в 112 верстах от Москвы. Народ ждал, чтобы Иван объяснил Свое поведение. Царь не заставил Себя ждать долго.

3 января нового 1565 года в Москву прискакал гонец Константин Поливанов. Он вез две царские грамоты. В одной из них, врученной послом митрополиту Афанасию, Грозный описывал все измены, мятежи и неустройства боярского правления, сетовал на невозможность в таких условиях нести с л у ж е н и е Царя и заключал, что «не хотя многих изменных дел терпети, Мы от великой жалости сердца оставили государство и поехали, куда Бог укажет Нам путь». В другой грамоте, адресованной московскому простонародью, купцам, всем тяглым людям и всенародно читанной на площади, Иван объявлял, чтобы русские люди сомнения не держали — царской опалы и гнева на них нет.

Царь Иван не отрекался от Престола, как не отречётся от него и Великомученик Николай II, сознавая ответственность за народ и за страну. Он как бы спрашивал: "Желаете ли над собой Меня, Русского Православного Царя, Помазанника Божия, как символ и знак своего избранничества и своего служения? Готовы подклониться под «иго и бремя» Богоустановленной Власти, сослужить со Мною, отринув личное честолюбие, жажду обогащения, междоусобицы и старые счеты?» Воистину, это был один из наиболее драматических моментов русской истории. «Все замерло, — пишет в своем труде Ключевский, — столица мгновенно прервала свои обычные занятия: лавки закрылись, приказы опустели, песни замолкли...» Непонятное, на первый взгляд, поведение Царя на самом деле было глубоко русским, обращалось к издавна сложившимся отношениям народа и власти. Русский Народ в те времена сделал правильный выбор. В начале прошлого века значительная часть народа-Богоносца предала Помазанника Божия.

Разве Николай II освобождал Свою страну от Присяги?

Вот Форма Присяги Членов Императорского Дома (кроме Наследника Престола) при торжественном объявлении совершеннолетия их: Именем Бога Всемогущего, пред святым Его Евангелием клянусь и обещаюсь Его Императорскому Величеству, моему Всемилостивейшему Государю, Родителю (или Деду, Брату, Дяде и т. д.) и Его Императорского Величества, Всероссийского Престола Наследнику, Его императорскому Высочеству, Государю Цесаревичу и Великому Князю ... , верно и нелицемерно служить и во всём повиноваться, не щадя и живота своего до последней капли крови, и всё к высокому к высокому Его Императорского Величества самодержавию, силе и власти принадлежащие права и преимущества, узаконенные и впредь узаконяемые, по крайнему разумению, силе и возможности предостерегать и оборонять, споспешествуя всему, что к Его Императорского Величества верной службе и пользе государственной относится может; а по званию моему Члена Императорского Дома обязуюсь и клянусь соблюдать все постановления о наследии Престола и порядке фамильного учреждения, в Основных Законах Империи и порядке фамильного учреждения, в Основных Законах Империи изображенные, во всей их силе и неприкосновенности, как пред Богом и судом Его страшным ответ дать могу. Господь Бог мне в сем душевно и телесно да поможет. Аминь. [Свод Законов Российской Империи. Том первый. Часть 1. Свод Основных Государственных Законов. СПб., 1906. Приложение 4.]

В.К. Михаил, исходя из вышеизложенного, не имел права принимать какое-либо решение касательно Престола, так как его никто не освобождал от Присяги. В которой все вполне доступно для понимания.

Он ничего и не предпринимал, тем более, что находился под арестом, как и его Брат. Текст «отречения» Великого Князя написан заговорщиком и будущим министром Временного правительства масоном Набоковым, отцом «писателя» В. Набокова.

Военному человеку известно, что такое Присяга. В нашей стране большинство населения не имело никакого отношения к прохождению службы в армии, поэтому воспринимается подобная информация подобно откровению.

От исполнения Присяги Царю может освободить только смерть Царя или добровольное пострижение Его в монахи. - А Брат В. К. - был жив, становиться схимонахом не собирался.

Таким образом, "Отказ В. К. Михаила Александровича" - фальшивка, как и убого состряпанный "Манифест".

1 марта 1917 года Царь, практически плененный в поезде, преданный подданными, берет себе в совет и укрепление Слово Божие, Он читает Библию, подчеркивает отдельные строки. Первое, что видим из Его пометок в Книге, - упование на Божий Промысел: ''Не бойся, ибо Я с тобой'' (Быт. 26, 24), ''Не бойся, Я твой щит'' (Быт. 15, 1).

«Ничего не понимающий» подполковник В. М. Пронин в своей книге «воспоминаний» так описывал прощание Царя с офицерами Ставки: «… И я, как сейчас, вижу врезавшееся в мою память на всю жизнь, скорбное лицо Императора и крупные слезы, катившиеся по его щекам, когда Он обходил встречавших Его на вокзале офицеров Ставки, в момент прибытия из Пскова, после отречения...» Почему Пронин решил, что отречение имело место? Ведь Царь не говорил Своим офицерам, что Он отрёкся! Почему же они, понимая, что Царь под незаконным арестом (и такой может быть, представьте), не помогли Ему в тот момент? Да потому, что они уже знали, что было, например, с НШ корпуса полковником А. Г. Викененом, который в отсутствии «командира» «генерал-адъютанта» Хана-Нахичеванского отправил Царю телеграмму: ''До нас дошли сведения о крупных событиях. Прошу Вас не отказать повергнуть к стопам Его Величества безграничную преданность Гвардейской кавалерии и готовность умереть за своего обожаемого Монарха. Генерал-адъютант Хан-Нахичеванский''.
Tags: Россия, клятвопреступление, покаяние, революция, цареубийство, царь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments