Странник (shabdua) wrote,
Странник
shabdua

Подробности работы палачей в годы Большого террора советской власти





Материалы Военного Трибунала Киевского военного округа по суду над чекистами Житомира в 1939 году. Бывшие сотрудники советской госбезопасности дают показания, как они обращались с арестованными, что делали с трупами, как издевались над женщинами, как избивали старух, как расстреливали, как грабили....Вызванный подсудимый ИГНАТЕНКО по сути дела пояснил:
...Когда начались массовые операции, я доставлял арестованных и использовался на подсобной работе, а потом меня назначили в 1937 г. на исполнение приговоров.
Тогда приводили по 150-200 чел., заводили их поодиночке и так расстреливали. Заводили всех сначала в большую комнату, говорили, что их отбирают на работы, и оттуда по одному выводили и заводили к нам, а мы расстреливали их. Никаких нарушений тогда при Шатове не было.
Когда Якушев приехал и узнал, как мы работаем, он велел продолжать так же работать. Избиений тогда никаких не было и барахольства не было.
Когда операциями стал руководить Стругачёв, были грубые ошибки, и назначили вместо него Лебедева. Потом приехал Гришин, и он ежедневно стал нас посещать при исполнении приговоров.
Если раньше женщин не раздевали, то потом их стали раздевать. Я тогда работал на погрузке трупов, т. к. все
боялись их брать в руки. Когда стреляли, мы раньше трупы складывали в кучу, а потом их выносили.
Помню, женщин стали раздевать тогда, когда Гришин приехал, и из-за того, что женщин раздевали, неудобно стало их грузить.
Когда увеличилось число осуждённых, Лебедев сказал, что Гришин велел всех связывать, и их вязали человек по 50 и сразу по 50 чел. заводили в комнату, но связаны они были каждый отдельно. Когда первый раз завели сразу 50 чел., они услышали выстрелы, а возле них стояли наши люди с палками. Я стал их по одному подавать в двери, а Гришин в это время обходил их и бил палкой по голове. Люди падали, сами вставать не могли, т. к. они были связаны, и я должен был их выносить на руках для расстрела. Я устал, начал возражать против этого, а Гришин смеётся.
Кое-как этих людей расстреляли, я 2 машины нагрузил и до того устал, что не мог больше таскать трупы, а никто не хочет мне помочь. На кладбище пока приехали, опоздали немного, сразу из-за этого напали на меня. Я сказал, что меня заставили не только трупы носить, но и людей на расстрел носить, потому и задержалась погрузка.
Потом стали раздевать женщин догола, и я возражал против этого, т. к. тяжело брать голых и носить, а потом ведь нужно их ещё сбросить с машины и закопать. Я возражал, а надо мной стали смеяться, но потом стали такую вещь делать: старух пропускают одетыми, а молодых женщин раздевают. Когда я возражал и приводил прошлые примеры, когда никого не раздевали, мне отвечали, что то было при Ягоде.
Потом одну старуху привели и перед расстрелом стали её допрашивать и избили её.
На протяжении этого времени стали брать барахло. Якушев мне приказал следить, чтобы никто барахло не брал, и я стал замечать, что именно те, кто говорит больше всех, и тащит барахло. Островский один раз взял сапоги. Я об этом доложил, и его уволили.
Может быть, я что-нибудь упустил, так я отвечу на вопросы...



«... Вызван[ный] Подсуд[имый] ТИМОШЕНКО по сути дела пояснил:
Я прошу разрешить рассказывать сначала. Я работаю с 1934 г. по этой линии. Операций больших сначала не было, и у нас был Извеков н[ачапьни]ком Окрот-дела, а потом - Шатов, и при них всё шло хорошо.
В 1937 г., весной, меня вызвал Шатов и велел назавтра расстрелять человек 50. Комендатуры тогда не было, людей не было, и Шатов дал Бланка, Костенко, Игнатенко, Антропова и других, а всего человек десять. Дали мне документ о выдаче мне людей для допроса, и я их привёз из тюрьмы. Доложил я Шатову о доставке людей, а потом завёл их в комнату № 14. Я спрашивал их фамилии, специальности, будто отбираем их для работы. Потом мы по одному их выводили и в определённом месте их по одному расстреливали, а остальные ничего не знали.
Всё шло хорошо, на барахло никто даже не смотрел.
Потом стал н[ачальни]ком Якушев. Сразу у нас сделался перелом: 100, 150, 200 чел. за ночь стали расстреливать, но это неважно. Помню, приехал Марты-нюк, и мы завели людей в комнату, а оттуда их повели гуськом, как вода бежит, и в итоге задние видели, что мы передних расстреливаем. Видели потому, что случилось так, что одновременно две двери открываются. И, стоящие в очереди ближайшие 5-6 человек, замечали, что я стреляю. Мартынюк тогда предложил их вызвать и всех сразу заводить в гараж, а в руки брать палки - «внушиловки» и успокаивать кричащих. Это он сказал Гришину и Якушеву, и так мы и стали делать. Якушев приходил, а Гришин постоянно бывал, возьмёт в руки здоровую палку и орудует ею.
Впоследствии из-за нездоровья меня освободили и поручили эту работу Бланку и Игнатенко.
Руководил всеми нами Лебедев.
Насчёт избиения, то нельзя сказать, что этого не было. Насчёт вещей, то при Шатове брезговали, а при Якушеве стали надевать на себя. Правда, когда много людей расстреливали, то много мы одежды своей испортили...
»

Руководителем у них был некий Якушев Лаврентий Трофимович. Вот как подвиги товарища Якушева описывают его коллеги по ремеслу:

Подсудимый Тимошенко:
«...С женщинами так было. Сначала мы их брали в первую очередь, а потом Якушев велел брать их в последнюю очередь. Вот привёз я партию женщин, Гришин сказал Лебедеву, что Якушев интересуется, молодые ли женщины, ему Лебедев сказал их возраст, и он пошёл к Якушеву.
Когда я потом завёл женщин, Якушев и Гришин уже были в комнате, там же был и Бланк. Якушев велел первой раздеться, осмотрел её всю, потом Бланк подбежал, как врач стал её выстукивать, а потом повёл её с Сосновым. Я говорил Якушеву, что голых тяжело грузить, а он ответил: «Их мало, это неважно».
Так раздевали молодых женщин, а попадалась пара старух - их не раздевали, а так стреляли...
»
Речь шла о том, что молодых женщин перед расстрелом раздевали и Якушев с коллегами играл с ними в «доктора».

Далее Тимошенко продолжает:
«...Ломов там не было, были палки и медные трубы, которыми били осуждённых. Это ввели при Якушеве, когда Мартынюк рассказал, как он делает. Палками всё начальство било осуждённых. в том числе и Гришин избивал осуждённых, а для чего били, не знаю. Били не всех подряд. Мартынюк так говорил: «Чтобы шума не было, несколько раз палкой - и молчит». Тогда и стали бить.
Якушев, Гришин. Лебедев - все били..
»
Якушев ввел систему избиений заключенных палками и медными трубами перед расстрелом.
А это показания подсудимого Кондрацкого:
«...Осуждённых били и Лебедев, и Якушев. Гришин бывал там, но бил ли он осуждённых, я не видел. Были для этого медные трубы, и только мы придём, Лебедев подавал команду: «Бригада, за внушиловки» и все хватали трубы и шли на охрану.
Лебедев и Якушев часто говорили: «Кровь с носу, душа вон, а сделать», давая в такой форме приказания.
Нас поощряли брать вещи. Якушев сам говорил: «Что вы возитесь, заверни в газету и неси, всё ведь наше»....
»
То есть речь шла о том, что они перед расстрелом не только били заключенных, но и присваивали их одежду.

Кондрацкий:
«...Женщин раздевали иногда догола и так водили на расстрел. Приказывали это делать Якушев. Лебедев, Люльков. От Гришина я таких приказаний не слышал. Делали это для того, чтобы посмотреть на голых, и как они на это будут реагировать...
...По-моему, при расстрелах Якушев чаще бывал, чем Гришин, но, возможно, что я не замечал его, когда он заходил прямо в комнату, отведённую для расстрелов.
Якушев брал палку, стоял и бил ею осуждённого. Чтобы Гришин стоял с палкой, я не замечал, но, возможно, что и он это делал. Я мог этого и не замечать, т. к. за ночь я раз 300 бегал вверх и вниз, приводя арестованных для расстрела...
»
Ну, в общем про подвиги товарища Якушева вы прочитаете сами, ссылка на запись заседания Трибунала будет внизу. Чем же закончилось дело и какова судьба была у садиста и извращенца Якушева?
От Военного Трибунала он получил 20 лет лагерей, но в 1941 году ценный кадр понадобился родной советской власти и Якушева отпустили. В октябре 1941 года он освобождается и направляется в мотострелковую бригаду НКВД. Далее карьера растет, как на дрожжах: заместитель начальника Разведывательного отдела и заместитель начальника оперативной группы НКВД партизанских отрядов Калининского фронта, капитан госбезопасности. Заместитель начальника Разведывательного отдела и заместитель начальника оперативной группы НКГБ партизанской бригады Вишнёва (Витебская область), подполковник госбезопасности.

С 1948 года управляющий делами Министерства вооружённых сил СССР, полковник. Далее: начальник Контрольно-ревизионной инспекции Хозяйственного управления Министерства вооружённых сил СССР. После: начальник Инспекции Хозяйственного управления Министерства вооружённых сил СССР.
Хорошая карьера для человека игравшего в доктора с женщинами идущими на расстрел, бившего медной трубой по голове осужденных «тройкой» и уезжавшего домой с тюками вещей только что расстрелянных заключенных.
Но и это не всё. Под занавес жизни он стал писателем. Выпустил 2 книжки для детей и юношества про подвиги разведчиков.

Ссылка на стенограмму заседания Военного Трибунала:
http://istmat.info/node/61083
На фото акт о расстреле Житомирского НКВД с подписью штатного исполнителя Тимошенко, ссылку на показания которого я привел выше.

https://von-hoffmann.livejournal.com/547716.html
Tags: СССР, власть, обман, преступление, террор, убийство, уничтожение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments