Странник (shabdua) wrote,
Странник
shabdua

Categories:

Итальянский доктор медицины Стефано Скольо разгромил коронабесие: вирус SARS-COV-2 не выделен 1-2

В приведенном ниже интервью, журналист опрашивает доктора медицины Стефано Скольо (Stefano Scoglio), занимающегося исследованиями витаминных добавок в университете Урбино (Италия). В 2017 году он был номинирован на Нобелевскую премию за научные достижения в своей области, но дело в данном случае не в этом номинировании, а в том, что он не боится какой-либо дискредитации от коллег за свою точку зрения на эту «пандемию коронавируса».
Скольо абсолютно уверен в правоте своих доводов и доказательств. Интервью с ним не провисело на YouTube и трёх часов. Его заблокировали. Опрашивает Стефано Скольо итальянский телевизионный канал Byoblue24. В интервью приводятся механизмы и последствия тестирования невыделенного вируса SARS-COV-2 (то есть ничего) с помощью ПЦР-тестов, механизмы манипуляции статистикой и действия цензуры. Так же, среди прочего, упоминаются последствия массовой вакцинации в Бергамо и последствия неправильного лечения пневмонии.

Видео

https://vk.com/wall-12217222_165922

https://www.youtube.com/watch?app=desktop&v=mmIJTzsVEPg

Журналист. Добрый вечер, это новое интервью на канале Byoblue24 в котором мы ответим на действительно важный вопрос для нынешнего времени – выделение вируса, вызвавшего болезнь COVID 19. Выделить вирус означает отделить его от того организма в котором он был обнаружен, чтобы иметь возможность глубоко изучить его в лаборатории. Но тот вопрос, который я сейчас задам, и на который ответит наш сегодняшний гость: а что если вирус, вызвавший COVID 19 никогда не был выделен?

Я представляю вам нашего гостя, научного исследователя Стефано Скольо. Он является директором научно-исследовательского центра в университете Урбино.

Доктор, вы являетесь автором документа, который называется «Придуманная пандемия. Новая патология бессимптомности и ложные тесты на COVID 19» Прежде чем мы начнём говорить об этом документе более подробно я хочу прочитать вам один пример из свежей статьи в научном журнале: «Теперь и в Сан-Раффаеле выделили итальянские штаммы нового вируса. Образцы вируса, выделенные во всём мире, а в Италии в госпиталях Спалланцани, Сакко и теперь в Сан-Рафаелле необходимы, чтобы позволить исследователям изучить патоген, тестировать возможные анти-вирусные препараты и вакцины, и лучше понять их происхождение».

Я не думаю, что вы сомневаетесь в важности такого шага как выделение вируса. Скорее всего вы сомневаетесь в том, что этот вирус действительно был выделен. Так почему же?

Стефано Скольо. Да я считаю, что эта тема имеет фундаментальное значение, потому что речь идёт о теме вирусов, и
эта тема останется важной и в последующие 10 лет. И ещё потому, что за последние 20 лет мы переходим от одной пандемии к другой.

Почему я говорю, что этот вирус до сих пор не был выделен, хотя есть множество центров по всему миру – их сотни, возможно даже тысячи, – которые заявляют, что выделили вирус? Это, в свою очередь проблема потому, что они все выделили вирус, который немного отличается от тех, который выделен другими исследователями. Получается, что мы имеем проблему мутации – множество разных вирусов, но все они SARS-COV-2.

Ну как вы при этом можете знать, какой именно из этих различных 70 000 секвенированных вирусов (вирусов, в которых исследователи определили последовательность аминокислот в ДНК или РНК) является тем вирусом, который вы должны использовать, чтобы создать вакцину против него или тест по его определению?

Но мы имеем ещё более радикальную проблему, потому что все эти учёные, когда говорят, что вирус «был выделен», ссылаются на процедуру, которая является стандартной процедурой в вирусологии, и которая на самом деле не выделяет вирус.

Я попытаюсь объяснить это доступным для всех языком, не смотря на то что речь идёт об очень технической теме.

И начну с постулатов Коха. О чём же говорил Кох, который был великим микробиологом начала 1900-х годов? Он говорил о том, что чтобы проверить, является ли определённый патоген (объект, вызывающий болезнь) действительно причиной болезни, необходимо выделить этот патоген из жидкостей больного пациента, поместить его в культуру, затем взять эту культуру, в которой бы (в данном случае бактерии) сильно размножились, инокулировать (ввести инъекцией) её в здоровый организм и проверить, вызываются ли эта (уже не имеющая отношение к первому больному) культура патогена такие же симптомы, как у того больного человека, из которого была выделена эта бактерия.

Некоторые вирусологи говорят: все эти принципы применяются в бактериологии, но не смогут быть применены в вирусологии, потом, что вирус отличается от бактерии – вирус не может размножаться сам по себе, ему необходима клетки-хозяин, для пролифирации (для разрастания делением).

Но дело в том, что постулаты Коха – это логические постулаты. Если вы хотите сказать, что что-то является патогеном и это вызывает определённую болезнь, то тогда вы должны взять этот патоген в выделенном состоянии, затем поместить его в культуру, и затем доказать, что эта культура вызывает такие же симптомы, как у той болезни, которую вы изучаете.

И многие вирусологи говорят: да, да – мы выполнили постулаты Коха. Мы выделили вирус, и так далее. Но чтобы понять, в чём заключается главная проблема, нам необходимо понять, как происходит выделение и секвенирование вируса – определение его генома.

Берётся жидкость из горла, или бронхоальвеолярная жидкость пациента. После чего её помещают в центрифугу. Это нужно для того, чтобы отделить более тяжёлые части от более лёгких, более крупные молекулы от более мелких, таких как вирусы и вирусоподобные частицы.

Дальше берут этот так называемый супернатант центрифугата (жидкость над получаемым в центрифуге более тяжелым осадком) и говорят нам, что это вирус!

Но это не вирус! Потому что внутри этого супернатанта, по моим подсчётам, в 150 микролитрах супернатанта (который использовался в том же китайском исследовании Zhu), находятся примерно 30 миллиардов «вирусоподобных» молекул.

Когда я говорю «вирусоподобные», то что именно я имею ввиду? Я говорю о том факте, что уже более 50 лет проводятся исследования того, что мы называем «внеклеточные везикулы». (Вези́кула – это относительно маленькие внутриклеточные органеллы, мембрано-защищённые сумки, в которых запасаются или транспортируются питательные вещества.)

Важной составляющей семейства визикулов являются так называемые «экзосомы».

(Экзосомы – микроскопические внеклеточные везикулы (пузырьки) диаметром 30–100 нанометров (размер коронавирусов определяют в 100 нанометров), выделяемые в межклеточное пространство клетками различных тканей и органов. Полость экзосом содержит белки, РНК и липиды. Экзосомы обнаружены в различных тканевых жидкостях организма, таких как сыворотка крови, спинномозговая жидкость, а также в моче, слюне и грудном молоке.)

Экзосомы абсолютно идентичные тому, что мы называем вирусами. Их производит наше тело для важных физиологических функций, например, для удаления клеточного мусора, в случае клеточного окисления для стимуляции и транспортировки важных для иммунной системы молекул, и так далее.

Журналист. И они неотличимы от вирусов?

Стефано Скольо. Да, они неотличимы от вирусов.

Я хочу прочитать вам отрывок из документа 2018 года, в котором произведён обзор о экзосомах, обнаруженных за последние 50 лет. В нём говорится, что так как экзосомы имеют такой же вес, размер и функцию, как и вирусы, то на сегодняшний день, просто не существует методик, с помощью которых можно отличить вирусы от экзосомов.

Вы имеете жидкость, которая состоит из 30 миллиардов частиц «вирусных», бактериальных, экзосомов, внеклеточных везикул и так далее, и вы пытаетесь определить и достать оттуда вирус. Как вы поймёте, действительно ли то, что вы нашли – вирус?

Как вам выбрать тот вирус, который вы ищете?
Вы будете делать это с помощью ПЦР.

Но что такое ПЦР? Это полимеразно-цепная реакция. Полимераза – это фермент, который определённым образом участвует в репликации ДНК в нашем организме (репликация – процесс создания двух дочерних молекул ДНК на основе родительской молекулы ДНК).

Кари Муллис изобретатель ПЦР – всегда предостерегал от использования ПЦР в диагностических целях. Что потом учёным миром было полностью проигнорировано и забыто.

И что же делает ПЦР? Вы должны взять ДНК, которая всегда состоит из 2-х цепей (а РНК состоит только из одной цепи). Вы нагреваете эту ДНК, подвергая высокой температуре, разделяете на эти 2 цепочки из которых состоит ДНК. После этого, с помощью фермента полимеразы, добавляете туда генетические базы, так называемые нуклеотиды, и полимераза присоединяет их к этим одиночным цепям в нужном месте. Таким образом их 2-х отдельных цепей вы получаете 2 целых ДНК. То есть из одного единственного ДНК, с помощью полимеразы, вы создаёте 2 ДНК, потом вы проводите второй цикл и создаёте 4 целых ДНК, потом вы проводите третий цикл, создаёте 8 копий и так далее.

Но с вирусами есть ещё одна проблема. Очень малое количество вирусов состоят из ДНК. В основной своей массе, так называемые вирусы состоят из РНК. В том числе и SARS-COV-2, который является вирусом болезни COVID-19. И если вы начинаете с одной цепи, то есть с РНК, обычная ПЦР ничего не сможет с ней сделать. Потому что ПЦР может работать только с ДНК, у которой 2 цепи!

Поэтому предварительно используют то, что называется обратная транскрипция. Берётся эта одна цепь РНК… а потом исследователи начинают действовать наугад, начиная с того, что предполагают, что эта РНК должна быть именно РНК коронавируса. И что они делают дальше? Они берут то, что называется праймером, который они сами же и создают. Праймер – это минимальная генетическая последовательность аминокислот, и они придумывают и создают её сами в лаборатории. Этот праймер прикрепляется к нужному участку одной цепи РНК производя таким образом две цепи. Таким образом РНК превращается в ДНК.

Но чем именно являются эти так называемые праймеры? Те же самые исследователи говорят: «Если бы я точно знал из чего состоит вирус, который я ищу, то только тогда у меня был бы праймер, т.е. генетическая последовательность, которая бы в точности совпадала с тем вирусом, который я ищу.

Но если это новый вирус, и я ничего о нём не знаю, то как мне понять, какой именно праймер, то есть генетическую последовательность я должен использовать чтобы найти этот вирус среди миллиарда вирусоподобных частиц, находящихся в жидкости, которую я использую? Это невозможно!»

И не забудем, что праймер, который используется для поиска вируса, и его выделения – это последовательность всего лишь из 18-24 нуклеотидов (молекул фосфорных эфиров нуклеозидов). Но одновременно утверждают, что в вирусе SARS-COV-2 30 000 нуклеотидов. Поэтому вы с вашими 18-24 нуклеотидами, пытаетесь искать последовательность из 30 000 нуклеотидов, в море из сотен миллиардов различных последовательностей нуклеотидов??

Поэтому я всегда привожу пример: если вы хотите найти слона, опираясь на крошечный серый волосок, как праймер, то кого вы сможете найти? Серого кота, собаку, осла и так далее. Помимо слона. Вы просто не способны с помощью ПЦР-теста выбрать вирус из этой жидкости.
Поэтому, когда учёные говорят, что они выделили вирус, на самом деле они говорят о лабораторной конструкции, созданной ими же с помощью искусственных праймеров, т.е. искусственных генетических последовательностей, которые что-то выловили из этого моря миллиардов вирусоподобных частиц, экзосомов. И потом они говорят нам, что это и есть вирус!

Вот поэтому уже имеются 78 различных тестов ПЦР, каждый из которых использует свою собственную методику т.е. каждый тест ищет у вас то, что хочет. Это говорю не только я – это признают сами же исследователи, те из них кто честен и говорит правду. Они ясно говорят: «Так как репликация этих частиц вылавливает абсолютно всё – человеческие гены, бактериальные гены, экзосомы, вирусные частицы и так далее, – то пытаться искать таким образом одну единственную частицу – это тоже самое что искать иголку в стоге сена».

Проще говоря, в лаборатории создаётся бесконечно малая часть как бы некоего вируса, в которой генетическую последовательность учёные сами придумали. Они этой искусственно созданной частью присоединились к чему-то в этом море миллиардов нуклеотидов, и то, что из этого вышло, было названо вирусом.
Продолжение здесь: https://shabdua.livejournal.com/7661996.html
Tags: вирус, власть, обман, преступление
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Алёша"

    1944 год, разгар Великой Отечественной, идет операция "Багратион", которую впоследствии назовут одной из крупнейших военных операций за…

  • Темная ночь

  • Я вернусь. Дети поют

    В память об авиакатастрофе над Синаем... Поют: Алена Иголкина, Екатерина Данилова, Амелия Подвязкина, Анастасия Шепилова, Валерия Стожкова, Карина…

  • По законам военного времени. Победа!

    9 мая 1945 года. На площади маленького городка Инстербурга в Восточной Пруссии этот день встречают Рокотов, Елагина и Федоренко. Они ликуют вместе…

  • Ветеран

  • Они живы, пока мы их помним! #ЖИТЬ​ ко Дню Победы

  • Алексей, Алёшенька, сынок! - Наталия Быстрова

    История создания песни «Баллада о матери» «Это было в Грузии. Пожилая грузинка увидела в кадрах военной кинохроники своего сына.…

  • «ГЛАЗА»

    Молодой солдат теряет зрение после артобстрела. Небольшой приморский городок гибнет под натиском штурмующих фашистов. Идёт беспорядочное…

  • «ЛЮБУШКА»

    Юный лейтенант должен доставить одному из отступающих полков новый приказ из штаба. Прибыв на место, он обнаруживает, что полк разбит — в нем…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments